Адрес:

г. Воронеж, пл. Ленина, д. 12

E-mail:

info@vrnikc.ru

Главная Пресс-центр Новости Новости АПК Ушли в «свободное» предпринимательство

Ушли в «свободное» предпринимательство

В районе 16 КФХ работают в растениеводстве.

10 июня отмечается общероссийский День фермера. О становлении фермерства в нашем районе рассказали аграрии-старожилы, те, кто в 90-х стоял у истоков новых сельскохозяйственных реформ.
Почти 90 лет назад в районе было 92 колхоза и два совхоза. Они развивались, укрупнялись, меняли свое название, и были основными производителями продукции животноводства и растениеводства. Это продолжалось до 1990 года — времени, когда в РСФСР приняли закон «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». Землю и имущество некоторых колхозов за прошедшие 30 лет передали в ведение больших агрохолдингов, некоторые из колхозов в районе исчезли бесследно. Всего через год после принятия закона в 91-м году в нашем районе появилась ассоциация крестьянско-фермерских хозяйств. В нее вошли семь начинающих самостоятельных фермеров. От государства на развитие своего хозяйства они получили господдержку — 1 миллион рублей. Те, кто начал заниматься фермерством позже, вынуждены были брать кредиты даже под 230 %. Но обо всем по порядку.

КРЕСТЬЯНСКОЕ ХОЗЯЙСТВО 90-Х
Первые крестьянские (фермерские) хозяйства появились с началом земельной реформы в РСФСР. Это была одна из форм перехода к частной собственности. Указ президента «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» был подписан в декабре 1991 года, спустя два месяца после указа о создании в стране крестьянско-фермерских хозяйств.
Специализировались первые такие хозяйства чаще всего на растениеводстве. Имели они статус юридического лица, это законодательно установленный факт, а вот относительно того, коммерческая или некоммерческая это организация, в указе прописано неоднозначно. Лишь из разных трактовок закона можно сделать определенные выводы. «Крестьянское хозяйство — это форма свободного предпринимательства, осуществляемого на принципах экономической выгоды» — говорил закон 90-х. Если провести логическую цепь с трактованием «предпринимательской деятельности» сейчас, то мы увидим, что термины в толковании мало изменились. «Предпринимательская деятельность — это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг», — говорится в открытой энциклопедии «Википедия».

«У МЕНЯ БЫЛО ПРОИЗВОДСТВО ЗЕРНОВЫХ»
В 1991 году семь человек, большинство из которых были пришлыми, организовали районную ассоциацию крестьянско-фермерских хозяйств. Через четыре года фермеров стало в районе 13, а вначале двухтысячных их количество выросло до 23 человек.
— В правительстве Бориса Ельцина был премьер, руководитель Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР Иван Силаев. Именно он и предложил правительству выделить миллион для начинающих фермеров, — рассказывает глава крестьянско-фермерского хозяйства Николай Козырев.
При создании фермерского хозяйства в постановлении главы администрации определялось количество рабочих, площадь земель, прописывались имя и фамилия главы хозяйства и вид деятельности.
— У меня было производство зерновых и подсолнечника, — рассказывает Николай Козырев. — Все фермеры были юрлицами, а спустя несколько лет многие стали индивидуальными предпринимателями.
Правительство списывало начинающим фермерам долги по кредитам.
Подгоренская семерка фермеров вошла в состав областной ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств, где начинающим приходилось «выбивать» себе лимиты.
— Потом эти средства приходили в местный Россельхозбанк. На месте мы получали кредиты. Что очень ценно, в первый год ежемесячные проценты и основной долг мы гасили в конце года. Впервые я взял 800 тысяч рублей кредита. 20 ноября в конце года наступил срок его возврата, и у меня получилось его погасить. 30–40 % фермеров по стране не смогли выплатить краткосрочные кредиты. И правительство списало им долги, — рассказывает фермер.
Все, кто пришел в фермерство в 1993–1994 годах, миллиона для начинающих уже не получили. Единственный плюс, по постановлению главы района, желающих трудиться в поле самостоятельно на пять лет освобождали от налога на землю.
— Налоги для нас были копеечными. Не сразу наше государство перешло на рыночные отношения. Сельхозтехнику можно было приобрести по совсем низкой цене. В этом плане нам
было очень хорошо. Но хлопот было много, трудности были необычайные, — вспоминает фермер.

«ДАЙТЕ В ЗАЛОГ ПО КРЕДИТУ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ»
При председателе правительства Егоре Гайдаре на каждый полученный рубль прибыли фермеры уже должны были заплатить 1 рубль 17 копеек налогов.
— Я обязан был отдать всю свою прибыль и 17 копеек найти, чтобы доплатить. Автоматически все становились преступниками, потому что никто этого выполнить не мог. Фермеры скрывали свои доходы, — признается аграрий.
В Воронеже все хозяйства соседних областей создали «Банк фермеров Черноземья». Сюда вошли липецкие, тамбовские, курские, белгородские и воронежские фермеры. В банке работникам полей выдавали кредиты, по которым ежемесячно нужно было платить проценты.
— Многие в фермерстве были людьми случайными: без образования, беженцы и переселенцы. Отдавать в залог по кредиту им просто нечего было, — вспоминает сельхозник. — Начинали же с нуля. Нам откровенно предлагали в заявлении о залоге написать что-нибудь: танк, самолет, подводную лодку. Вот так мы работали первый год.
На следующий год у фермеров брали в залог то, на что «есть документы»: трактор или машину. Вписывали их стоимость в залог по кредиту. Это тоже было неудобно, ведь с годами трактор изнашивался, и его стоимость падала. Нужно было отдать по долгу в банк не только цену износившегося трактора, но еще и заплатить разницу по его упавшей стоимости.
— На третий год мы отдавали в залог технику с документами и делали ее оценку. Чтобы покрыть долги по кредиту впоследствии, технику нам нужно было продать. А ее никто не покупал, потому что денег не было ни у кого. На четвертый год в залог у нас брали технику, но возвращать нужно было половину ее стоимости. Вот так каждый год банки учились давать нам кредиты, — говорит фермер.

ЗНАТЬ, УМЕТЬ И ДЕЙСТВОВАТЬ
Сейчас, чтобы начать свое дело, нужно быть сельским жителем, считает Николай Козырев, и обязательно иметь профильное образование.
— Нужно знать, уметь и действовать. Этот девиз полезен в любом деле, — уверен мужчина. — Сегодня фермерам и хозяйствам личных подворий выдают гранты и субсидии. И это, конечно же, радует, когда доходы от продажи сельхозпродукции превышают доходы от продажи оружия в России. Все убедились, что сельское хозяйство — это не черная дыра, куда «улетают» любые вложения. Любую проблему нужно решать комплексно.
Рассказчик считает, как только в районе появилось 5–6 фермерских хозяйств, нужно создавать кооператив по переработке своей продукции. А государству можно выдавать фермерам льготный кредит на покупку перерабатывающего оборудования.
— Если в районе есть 10–15 хозяйств, должны быть и снабженческо-бытовой и кредитный кооперативы фермеров. Когда они будут иметь доходы от производства, переработки и продажи своей продукции, будут иметь и больше прибыли, а потому устойчиво работать и меньше зависеть от кредитов, — уверен бывалый аграрий.
Вместе с тем это снизит конечную цену продовольствия для населения, так как оно будет проходить меньше стадий перепродаж и вызванных ими наценок. Переработка и продажа создадут новые рабочие места, увеличат налоговую базу поступлений в местный бюджет.
— Россия — это не только Москва и Воронеж. Россия — это деревня и села, которые сегодня вымирают. А потому важно создавать им рабочие места, чтобы прекратить убыль населения, — рассуждает мужчина.

«МЫ БИЛИСЬ КАК РЫБА ОБ ЛЕД»
От руководителей колхозов зависело очень многое, считает бывший председатель ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Подгоренского района в 1992 году Полина Хорошилова.
— Были председатели, которые работали до «не могу». И уходили из сельского хозяйства по старости. Это колхоз «1-я Пятилетка», колхоз имени Калинина в Скорорыбе и другие. Мы работали в колхозе «Донской» в Семейке до создания крестьянского-фермерского хозяйства. Там председатель ушел, и все развалилось само по себе, — вспоминает Полина Константиновна. — Мы получили государственную помощь. Приобрели новую технику. Оборудованием колхоза не пользовались. Начинали мы делать все с энтузиазмом, было желание работать. Мы были «положительным» хозяйством и закончили его с положительным балансом: просуществовали 20 лет, с 1991-го по 2011 годы. Дети были категорически против нашего с мужем занятия, поэтому мы завязали с этим делом. Многие хозяйства сходили с дистанции, потому что не тянули.
Полина Хорошилова признается: начинающие фермеры 90-х «бились как рыба об лед». Государственную поддержку получили лишь первые крестьянско-фермерские хозяйства. Последующим приходилось развиваться намного сложнее.

«ЖИВОТНОВОДСТВО В КОЛХОЗАХ — ИСТОЧНИК ЖИВЫХ ДЕНЕГ»
Фермер Сергей Сидорин и по сей день руководит хозяйством в Басовке.
— Уже в конце 80-х начался уклон в предпринимательство. Чаще всего до начала 90-х в аренду хозяйства брали кавказцы. Они работали как в составе колхоза, так и отдельно. Животноводство в колхозах в то время было источником живых денег, — рассказывает Сергей Николаевич.
В семерку первых фермеров района Сергей Сидорин не попал, так сложились обстоятельства.
— При реорганизации сельхозпредприятий появлялись фонды распределения имущества и земли. Вот из последнего и создавались в будущем крестьянско-фермерские хозяйства, — рассказывает аграрий.
В 1992 году Сергей Сидорин стал главой собственного крестьянско-фермерского хозяйства. Мужчина взял кредит в 1 миллион 200 тысяч рублей, ему дали 30 гектаров земли. Поля фермерам выделяли по придонским населенным пунктам: в Басовке, Украинской Буйловке, хуторе Ярцев, Кувшине и Красном, Сиротовке, Витебске и Саприно.
— Я приобрел трактор и еще кое-какую технику. Вышел в чистое поле как был, в одних шортах, из колхоза ничего не унес. И начал работать, — вспоминает земледелец. — Причем 30 гектаров обрабатывал один.
Было такое условие: на каждые 100 гектаров земли, отданных тебе в аренду, должен был приходиться один рабочий в штате. Я писал в штат своих родственников, они помогали мне, когда площади полей становились больше. Это было таким обязательным условием получения земли.
За определенную плату во время уборки урожая начинающему фермеру выделяли технику из бывшего колхоза. Кредиты, рассказывает мужчина, погашал исправно. Самый первый взял под 8 %, через несколько месяцев — под 15 %, потом брал даже под 30, 50 и 80 %. Последний кредит фермер оформил под 230 %.
— Тогда можно было в залог по кредиту прописать будущий урожай. Деньги можно было получить лишь за переработанную продукцию. Ее я сбывал через кооперативы, и только после этого на руках у меня появлялись деньги. Везде работал в то время только бартер, — рассказывает собеседник.
Хорошо, что сейчас начинающим выделяют гранты, пусть даже с обременением, считает аграрий. Кредит сейчас никто не даст, не все можно заложить, жилье в залог не берут. Нужно поручительство других, это тоже своего рода трудности для начинающих.

Автор текста и фото Маргарита Демидова, районная газета «Подгоренец»

Обращения граждан