Адрес:

г. Воронеж, пл. Ленина, д. 12

E-mail:

info@vrnikc.ru

Главная Пресс-центр Новости Новости растениеводства Философия интегрированной борьбы с вредителями

Философия интегрированной борьбы с вредителями

Как убедить фермеров-скептиков принимать инновационные практики, вот основной вопрос, с которым придется столкнуться тем, кто рассчитывает заработать в открывшейся нише биопродуктов для защиты растений.

Находясь между интенсивным сельским хозяйством и органическим сельским хозяйством, интегрированное, оно же устойчивое сельское хозяйство впервые появилось как направление после Второй мировой войны. И это был ответ на желание потребителей получать пищу, произведенную с меньшим применением химических средств защиты растений и влиянием на экологию. Интенсивное сельское хозяйство менее радикально, чем органическое, и позволяет использовать химикаты и ГМО.

Интегрированная защита растений – все включено

Концепция комплексной борьбы с вредителями (IPM) — устойчивая стратегия защиты урожая – продвигается в АПК разных стран уже давно. Но интерпретация термина варьируется среди тех, кто разрабатывает, продвигает или практикует стратегии.

Так, интегрированная или комплексная борьба с вредителями (IPM) является обязательной для фермеров в странах ЕС с 2014 года, и в этом направлении ведутся различные научные исследования для адаптации теории к практике.

Интегрированная борьба с вредителями (IPM) по определению ЕС означает:

«Тщательное рассмотрение всех доступных методов защиты растений и последующая интеграция соответствующих мер, которые препятствуют развитию популяций вредных организмов и сохраняют использование средств защиты растений и других форм вмешательства на уровнях, которые экономически и экологически оправданы и снижают или сводят к минимуму риски здоровью человека и окружающей среде. «Комплексная борьба с вредителями» делает упор на выращивании здоровых культур с минимально возможным нарушением агроэкосистем и поощряет естественные механизмы борьбы с вредителями».

По определению Минсельхоза США, IPM — это устойчивый, научно обоснованный процесс принятия решений, который сочетает в себе биологические, культурные, физические и химические инструменты для выявления, управления и снижения риска, связанного с вредителями, а также инструменты и стратегии борьбы с вредителями таким образом, чтобы минимизировать общие экономические, риски для здоровья и окружающей среды.

Несколько других определений также сосредоточены на минимизации или устранении зависимости от вариантов химического контроля, принимая ряд других вариантов с упором на окружающую среду и здоровье человека.

Однако, некоторые практики интерпретируют IPM как «вращение» химических веществ из различных групп по способу действия для поддержания эффективности борьбы с вредителями и снижения устойчивости к пестицидам с упором на уменьшение ущерба, наносимого вредителями.

Термин «вредители» относится не только к животным или насекомым, но и к сорнякам и возбудителям болезней, включая грибов, вирусов, бактерий.

В интегрированной борьбе с вредителями используется комплекс мер.

Биоконтроль, когда естественные враги убивают свою добычу, которая повреждает посевы, например, божьи коровки уменьшают количество тлей. В этом методе также участвуют паразитоиды, патогены и травоядные. Это реализуется либо путем увеличения популяции хищников в их основной среде обитания, либо путем импорта полезных видов из других регионов. Например, израильская компания BioBee успешно уничтожает средиземноморских плодовых мух с помощью технологии стерильных насекомых – самцов, выпущенных в природу. Их спаривание с самками не дает потомства. Это решение используется владельцами садов и виноградников в Израиле.

Физико-механический контроль уничтожает вредителей напрямую, блокирует вредные организмы или делают окружающую среду непригодной для них. Примеры: мульчирование для исключения роста сорняков при отсутствии солнечного света; физическое удаление вредителей, пропаривание почвы для уничтожения болезнетворных бактерий, вызывающих болезни растений; сетки от птиц и репелленты, и так далее.

Культурный контроль, включая севооборот, а также изменения в поливе, например, сокращение — чрезмерное водонасыщение провоцирует корневые заболевания.

Химический контроль подразумевает использование пестицидов, когда вышеупомянутые методы не могут эффективно бороться с вторжением или когда их применение невозможно в силу определенных обстоятельств. В этом случае важно минимизировать вреда агрохимии для нецелевых организмов (людей, животных и сельскохозяйственных культур); обеспечить стойкий эффект без развития устойчивости к вредителям; обрабатывать только проблемные места, а не все поле.

Постоянный мониторинг урожая — неотъемлемая часть комплексной защиты, и здесь существует множество возможностей благодаря прогрессу. Спутниковый мониторинг позволяет фермерам наблюдать за ситуацией на полях в любое время и из любого места. Кроме того, спутники предоставляют изображения полей для дальнейшей аналитики и, соответственно, более точного управления хозяйством. Это дает фермерам представление о состоянии урожая онлайн, позволяя быстро оценивать здоровье и развитие растений, обнаруживать отклонения в росте и отслеживать последствия.

IPM — это не принцип, который единообразно применяется к каждой ситуации, а философия, которая помогает практикующему использовать ее в соответствии с ситуацией.

«Например, устойчивость растения-хозяина эффективно используется для некоторых культур с устойчивыми или толерантными сортами к вредителям и болезням, но не для других культур.

Феромоны широко используются для нарушения спаривания, массового отлова или наблюдения за некоторыми вредителями чешуекрылых и жесткокрылых, но не для некоторых вредителей из семейства полукрылых.

В отношении парниковых вредителей обычно применяется биологическая борьба, но не в полевых условиях.

Механические инструменты, такие как пылесосы для насекомых, используются для выращивания ценных культур, например, клубники, но они не являются экономичным вариантом для неспециальных культур и неэффективны по выбросам углерода из-за потребления ископаемого топлива.

Хотя химические пестициды в принципе следует использовать в крайнем случае, иногда они являются первой линией защиты для предотвращения распространения определенных эндемичных или инвазивных вредителей и болезней по всей территории или для защиты семян и рассады от распространенных и стойких проблем, связанных с вредителями. Например, обработка семян химическими пестицидами (фунгицид плюс инсектицид – прим.ред.) стала популярной профилактической мерой для многих сельскохозяйственных культур в последние годы», пишет Сурендра К Дара в своей статье «Новая парадигма комплексной борьбы с вредителями в современную эпоху».

Интегрированная защита растений – это наука, искусство сочетания лучших практик для каждого поля, для каждой культуры будет свой свод правил интегрированной защиты культур.

Знание различных вариантов борьбы, биологии вредителей и потенциального ущерба, а также пригодности имеющихся ресурсов позволяет производителю принять решение, соответствующее его ситуации.

Хотят ли фермеры IPM

В том, что касается принятия решений по тому или иному поводу, аграрии весьма и даже фундаментально отличаются от простых обывателей, отмечают исследователи Франсуа Ж. Дессар, Хесус Баррейро-Хурле, Рене ван Бавель в своей работе, опубликованной в «Европейском обзоре экономики сельского хозяйства» в 2019 году. В этом документе рассматриваются результаты последних 20 лет о поведенческих факторах, влияющих на решения фермеров о внедрении экологически устойчивых методов.

В то время как обычные потребители отзывчивы на, так называемую стратегию подталкивания (например, рекомендации по здоровью, посчету калорий, акции в защиту климата или пчел), то фермеры – преимущественно скептики.

Решения фермеров о внедрении более устойчивых методов, в первую очередь, являются деловыми, основанными на рентабельности.

Было высказано предположение, что сопротивление изменениям – главная причина скептицизма аграриев, среди которых много интровертов. Сопротивление изменениям и личность взаимосвязаны: люди с низкой степенью открытости новому опыту могут особенно неохотно меняться в целом.

Предубеждение статус-кво, при котором люди систематически предпочитают придерживаться своих текущих практик, потому что они воспринимают любые изменения как потерю, также неразрывно связано с сопротивлением переменам.

Недавний метаанализ роли предвзятости статус-кво в агроэкологической политике показал, что высокий процент фермеров систематически отвергает изменения. Тем более, на фоне нестабильности доходов, высокого уровня долга, низкой рентабельности и экстремальных климатических явлений рисковать урожаем желающих крайне мало.

Однако, уже сформировалась отдельная фермерская когорта «морально озабоченных аграриев», пишут ученые в своей работе. В основном, это молодые люди, пришедшие в сельхозпроизводство и обеспокоенные тем, чтобы поступать «правильно» в соответствии с ожиданиями общества и особенно близких и знакомых. Например, производители экологически чистого мяса говорят, что они следуют мнению или советам родственников, консультантов и прессы в большей степени, чем производители обычного мяса.

Ощущение эмоциональной связи с природой и ответственность за ее сохранение вызывает чувство личной ответственности за применяемые практики.

Избегание чувства вины — одна из причин, по которой фермеры применяют методы интегрированного или полностью органического производства и, как показывают опросы, органические производители действительно более счастливы, чем обычные фермеры.

В ЕС разработан комплекс политических мер, основанных на добровольном принятии устойчивых практик. Добровольные схемы де-факто нацелены на фермеров, которые открыты для нового опыта и склонны внедрять IPM. И они получают прямые выплата в рамках Общей сельскохозяйственной политики (Common Agricultural Policy, CAP). CAP за счет своих прямых платежей, не связанных с производством, повысила устойчивость европейских фермеров к рискам и позволяет расширять площади под органикой.

По февральским данным, представленным Исследовательским институтом органического сельского хозяйства FiBL и Международной федерацией движений за органическое земледелие IFOAM, в 2019 году в Евросоюзе было 13,8 млн га органических сельскохозяйственных земель и продолжает увеличиваться.

Евросоюз по количеству органических площадей уступает только Австралии (35,7 миллиона гектаров), а крупнейшим потребителем органической продукции стабильно являются США, где спрос сильно отстает от органического производства, поскольку перевести на органику огромные площади под кукурузой, соей, пшеницей и другими маржинальными культурами в ближайшее время маловероятно.

Но практики IPM так или иначе применяют практически все американские фермеры: от цифрового мониторинга до «вращения» пестицидов и посадок покровных культур.

Интенсивное продуктивное сельское хозяйство по-прежнему считается символом «хорошего ведения агробизнеса», и конкуренция между фермерами пока что основывается на урожайности и доходности, а не на экологических показателях. И большинство аграриев доверяют цифрам и фактам, когда речь идет об изменении своих методов ведения хозяйства. 

Источник

Обращения граждан